«Я умираю, но знаю за что…»

Меня зовут Михайлова Кристина, я учусь в 5 классе школы № 21 Великого Новгорода. Совсем недавно мы отмечали 70-летний юбилей Великой Победы над фашизмом. Вся страна праздновала эту дату, мы встречались с ветеранами, которые делились воспоминаниями. Каждое их слово особенно дорого для нас сегодня, и мы делали и делаем все, чтобы память о той войне осталась вместе с нами. Создаются и обновляются школьные музеи, мы участвуем в ежегодной «Вахте памяти», ведь новгородская земля буквально пропитана кровью и потом красноармейцев.

Но были и те, кто сражался в партизанских отрядах нашего края, будучи совсем молодыми людьми. Не все из них дожили до Победы, но их имена и сегодня звучат как звонкие колокола, способные разбудить и совесть, и дух, и здоровый патриотизм.

Мне очень хочется, чтобы все еще раз вспомнили имя Зои Кругловой, юной партизанки. Ее не смогли сломить даже гестаповские изверги, а письмо Зои, которое чудом дошло до нас, поражает спокойствием и уверенностью в правом деле, даже перед лицом смерти.

Юность, опаленная войной

зоя

Зоя Круглова

Зоя Григорьевна Круглова родилась 24 апреля 1923 года в селе Мошенском, Новгородской области. Росла она, как и все другие советские дети: помогала родителям по хозяйству, любила читать и мечтала стать врачом или учителем. Но началась войн, когда ей только исполнилось 18 лет. Зоя сразу окунулась в суровые будни тех лет. Она участвовала в строительстве оборонительных сооружений, в приеме эвакуированных из Ленинграда детей, обучала население правилам ПВО и одновременно училась на курсах медицинских сестер.

В 1941-м году Зоя Круглова была зачислена санитаркой в 145-й истребительный батальон. А вскоре она стала разведчицей Северо-Западного фронта.

Зимой 1941 года Зоя Круглова вместе с Аней Дмитриевой и радисткой Паней Морозовой перешли линию фронта. Командование направило девушек в Псковскую область для сбора сведений о продвижении гитлеровских войск на ленинградском направлении. Хорошо знавшая немецкий язык, Зоя Круглова выдавала себя за немку Байгер, отца которой якобы расстреляли большевики в 1938 году. Ей удавалось узнавать у гитлеровцев ценные сведения о посадочных площадках для самолетов, о численности гарнизонов, о передвижении воинских эшелонов. Сведения эти по радио передавались нашему командованию.

В тылу врага

табличка

Именная табличка

В мае 1942 года у разведчиц неожиданно испортилась рация. Было решено, что она понесет сведения через линию фронта сама. Едва не попав в лапы врага, Зоя все же доставила сведения в свою часть.

 Проведя короткий отпуск в родном краю, Зоя снова направляется в тыл врага. Вместе с новой радисткой Зинаидой Байковой («Небылицей») Зоя Круглова на самолете летит в район города Острова, Псковской области, где формировались вражеские части для переброски в район известного Рамушевского коридора. Девчонкам удалось получить паспорта и устроиться на работу: Байкова стала уборщицей в воинской части, а Круглова – в бюро по найму рабочей силы. Разведчицы установили связь с подпольной организацией города и приступили к передаче радиограмм.

Однако гестапо тоже не дремало, и в начале 1943 года Круглову и Байкову арестовало гестапо. Не добившись от девушек признаний, гитлеровцы отправили Круглову в лагерь смертников в Псков. Дальше судьба Зои напоминает кадры из фильма, ведь мы даже не можем представить, через что пришлось пройти этой смело девушке.

Из лагеря смерти Зое удалось бежать и примкнуть к партизанам. Далее она стремилась попасть к своим, но при попытке перейти линию фронта неожиданно попала в руки провокаторов и снова очутилась в тюрьме в городе Острове.

Дни перед расстрелом

О том, что в фашистском застенке Зоя вела себя мужественно потомкам смогла рассказать Анастасия Пояркова, которая вместе с Зоей сидела в тюрьме. Свыше месяца гитлеровцы истязали смелую разведчицу, девушку часто приводили с допроса с разбитой головой и лицом, но она не падала духом. Зоя часто повторяла: «Ой, как хочется жить!»

Она не думала о смерти, вспоминал о близких и родных ей людях. Более того, вопреки ожиданиям фашистов часто из камеры слышался ее голос – она пела, и тогда в других камерах наступала тишина, все, затаив дыхание, слушали ее.

Поняв, что спасения на этот раз ждать невозможно, Зоя Круглова решила, во что бы то ни стало передать родителям последнее письмо. И ей это удалось! На лесопилку фашисты приводили работать женщин, осужденных на небольшие сроки. Среди них была Дуся Демидова, именно через нее драгоценное письмо родным Зои. Каждая строка, каждое слово в этом письме – и боль, и надежда, и вера в Победу.

Письмо Зои Кругловой

табл

Мы не забудем!

Здравствуйте, дорогие мои родители – папочка, мамочка, дорогие сестрички Валечка, Панечка, Шура и дорогой братишка Боречка. Пишу я, милые, вам из тюрьмы последний раз. Получите письмо после моей смерти.

Милые мои, вот уже год, как вы обо мне ничего не получали, никакой весточки, это время я скиталась, но о вас не забывала. Меня в феврале арестовали, и я два с половиной месяца сидела в одиночной камере в тюрьме. Каждый день ожидала расстрела. Мамочка, мне было очень тяжело, но я перенесла все это. Меня отправили в лагерь в Псков, там я пробыла два месяца и сбежала, попала к своим. Меня снова послали с заданием, и я снова в этой же тюрьме – вот уже второй месяц.

Меня били палками по голове. Жду расстрела, о жизни уже больше не думаю, хотя, милые мои, мне очень хочется немножко пожить ради того, чтобы увидеть вас, крепко обнять и выплакать на твоей груди, мамочка, все свое горе. Ведь если бы я не попалась второй раз, в сентябре я была бы дома. Но, видно, такая моя судьба, на которую я нисколько не обижаюсь. Я исполнила свой долг. Милые мои, вы гордитесь тем, что я не запятнала вашей фамилии и своей чести. Умру, но знаю, за что.

Мамочка, ты особенно не убивайся, не плачь. Я бы рада тебя утешить, но я очень далеко и за решеткой железной и крепкой стеной. В тюрьме я часто пою песни, а тюрьма вся слушает. Эта песня о моей жизни и печальной кончине:

Ты не плачь, не плачь, родная,

 Не грусти, старушка мать.

 Разобьем фашистов гадов

 И придем домой опять.

 И. погибла, не вернулась

 Из островской из тюрьмы,

 Ее ночью расстреляли

 У тюремной у стены…

Милые мои, обо мне вам расскажут другие девушки, если они будут живы… Еще раз прошу – только не плачьте, не тоскуйте. Мой последний привет тете Лизе, дяде Ване, Лене Алмазовой, всем, всем моим подругам, друзьям, родным и знакомым.

Целую всех крепко, крепко.

Прощайте навсегда.

Труп мой будет в г. Острове за тюрьмой, у дороги. Будет надето, мамочка, мое шерстяное черное платье, теперь оно выгорело, и тобой купленная трикотажная красная кофточка, русские сапоги.

Ваша дочь Зоя.

Прощайте, прощайте…

 

Мы тебя помним, мы скорбим о тебе, Зоя!

мама
На рассвете 9 сентября 1943 года крытая машина, куда охрана затолкала Зою Круглову и четверых островских комсомольцев-подпольщиков Людмилу Филиппову, Олега Серебренникова, Льва Судакова и Александра Митрофанова выехала за ворота тюрьмы… Их расстреляли на седьмом километре от города, немного в стороне от шоссе Остров – Палкино.

На стене камеры, где содержалась Зоя осталась надпись:

— Я раньше любила волю, свободу, простор, поэтому мне очень трудно привыкнуть к неволе. А имя Зоя в переводе с греческого языка и есть жизнь.

 Ах, как хочется жить, жить…

 (Зоя Круглова)

школа

День памяти

По ходатайству Военного совета Ленинградского военного округа Верховный Совет СССР посмертно наградил Зою Григорьевну Круглову орденом Отечественной войны I степени. В селе Мошенское в память об отважной землячке на здании средней школы установлена мемориальная доска, также есть улица ее имени в Великом Новгороде. Зоя, мы тебя помним и никогда не забудем.

Каждый год 9 сентября, в день памяти Зои, в школе, где она училась, ребята вспоминают свою землячку, стоят почётным караулом у мемориальной доски.

Михайлова Кристина, курсант ВПЦ «Вымпел». 

Работа подготовлена при поддержке Федерального Управления Службы Судебных Приставов России по Новгородской области. 

Наверх